Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва

Режим работы НМРТ:
 
ПН- ВТ - выходной
СР- ВСК - с 10.00 до 18.00
касса работает до 17.00
 
тел для справок: 8(39422)3-43-28


Наши партнеры:
























































        АВТОР: Дыртык-оол Майя Оюновна, аспирантка кафедры философии Тувинского государственного университета, старший научный сотрудник отдела истории ГБУ «Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва», г. Кызыл

          email: dyrtyk-ool@yandex.ru

             К 60-летию министра обороны

Российской Федерации С.К. Шойгу

Мир детства у тувинцев:

культурологический обзор антологии «Урянхай. Тыва дептер»

 (тувинская тетрадь)

      

Аннотация: Статья посвящена культурологическому осмыслению начального этапа инкультурации мира детства у тувинцев по трудам Г.Е. Грумм-Гржимайло, Ф.Я. Кона, Е.К. Яковлева и П.П. Маслова, составляющих семитомную антологию «Урянхай. Тыва. дептер» (Тувинские тетради).

 Ключевые слова: мир детства, ребенок, тувинцы, антология «Урянхай. Тыва.дептер», С.К. Шойгу, зарубежные и российские ученые-путешественники.

 

Введение. Республика Тыва расположена в центральной части Азиатского материка: на севере она граничит с Хакасией и Красноярским краем, на юге и востоке – с Монголией и Бурятией, на западе – с Горным Алтаем. Тыва – это географический центр Азии и поэтому ее называют «сердцем Азии». Республика Тыва -  самая молодая национальная республика в Российской Федерации, она вошла в ее состав в 1944 г. [3, с.5]

Природные условия Тувы различаются в отдельных ее районах: в ее западных, центральных и южных преобладают горно-степные ландшафты, на северо – и юго-востоке – горная тайга. Все это в сочетании с традициями народа предопределяло особенности хозяйства, культуры и быта тувинцев на отдельных территориях. Отметим, что Тыва является одним из древнейших скотоводческих районов мира. [4, с.2]

Сегодня изучением Тувы и тувинцев (самоназвание - тыва) занимаются как российские, так и зарубежные ученые. [8, с.3] Первые сведения о Туве, причем разнообразные, представлены в отчетах экспедиций, командировок и самостоятельных путешествий, а также в полевых наблюдениях и заметках, составленных известными учеными, путешественниками, общественными деятелями и представителями царской администрации России, побывавшие на этой древней земле в XIX – начале ХХ вв.  По словам Героя России, Президента РГО С.К. Шойгу, «Тува–это удивительный регион, населенный людьми, сумевшими сохранить тысячелетние традиции и самобытную культуру».[4, с.4] Не случайно Республика Тыва была интересна в плане исследования по разным направлениям. Тувинская земля долгое время оставалась «terraincognito» как для естественных и гуманитарных наук, так и в плане освоения географического пространства.[1, с.269]

История формирования и развития тувинского народа так же многогранна и богата, как и любого другого этноса. Предки, издревле населявшие благодатные предгорья Саяно-Алтая, оставили зримые следы на этой огромной территории. Это и «открытые книги» на скалах – петроглифы и писаницы, и оленные камни и каменные изваяния, и остатки древних городищ и ирригационных  систем,  большие  и малые курганы – места  захоронений «царей», вождей и дружин саяно-алтайских племен. [11, с.10]

Наш земляк С.К. Шойгу известен в России своими идеями и проектами в исследовании древней истории Тувы. И это не случайно. Вот он как пишет о себе: «В 1967-1971 годах мне, как и многим моим сверстникам, довелось работать в Саяно-Тувинской экспедиции Академии наук СССР (СТЭАН). Это было первое прикосновение к загадочному далекому прошлому нашей земли. Именно тогда мы начали приобщаться к истории предков, живших многие сотни и тысячи лет до нас. Кто они – скифы, хунны, тюрки, уйгуры, кыргызы, древние монгун-тайгинцы?…»[там же]

В это время С.К. Шойгу и другим школьникам, помогавшим в работе экспедиции, посчастливилось познакомиться с известными учеными – археологами, антропологами, общение с которыми оставило неизгладимое впечатление в подростковых душах. Особые воспоминания у С.К. Шойгу оставил начальник экспедиции А.Д. Грач – человек неординарный, яркий и невероятно преданный своему делу и Туве. По воспоминаниям С.К. Шойгу: «…именно он, ученый из далекого Ленинграда, не только преподавал нам уроки археологии, полевой жизни, но и, самое главное, возбудил в нас интерес к прошлому нашего народа, часто скрытому от нас глубинными слоями земли» [там же].

Интерес к истории своей малой родины остался у С.К. Шойгу на всю жизнь, об этом свидетельствует его кропотливая работа по составлению ценного источника – многотомной антологии «Урянхай. Тыва дептер» (тувинские тетради), вышедшей в свет в 2007 г. Отметим, что целью данной работы было собрать «под одним переплетом» наиболее важные и интересные научные труды, просветительские и публицистические работы российских и зарубежных ученых, писателей, журналистов, посвященные истории и археологии Тувы, этнографии (культуре, быту, традициям) и этногенезу (этапам возникновения и развития) тувинского народа. Надо заметить, что книги, рукописи, статьи многих авторов (А.И. Лызлова, Г.Е. Грумм-Гржимайло, Сыма Цяня, В.А. Панова, Н.Я. Бичурина, Рашид-ад-Дина, Ф.Я. Кона, Д. Каррутерса, А.В. Адрианова, В.М. Родевичаи др.), вошедшие в антологию, хранятся только в крупных библиотеках и музеях России и Тувы, в частности, в единичных экземплярах [6, с.8].

Наблюдения путешественников и впечатления от увиденного далеко не однозначны, одни искренне хотели понять тувинцев, то есть урянхайцев (или сойотов, или саянцев), как принято было называть тувинский народ на рубеже XIX-ХХ вв. Другие  откровенно не принимали и осуждали их быт и нравы, часто были необъективны [10, с. 3]. В этом уникальность антологии – в ней присутствуют материалы, поданные с самых разных точек зрения различные мнения и высказывания об увиденном в далеком крае.

В очерках, докладах и отчетах путешественников-исследователей мир детства у тувинцев не был предметом специального изучения, однако, даже совсем скудные свидетельства очевидцев представляют большой научный интерес, так как являются источником информации [там же] начального этапа процесса инкультурации, через который происходит обучение ребенка, прежде всего, обычаям и нормам поведения в традиционном обществе.

Во второй том «Урянхай. Тыва дептер» включены первая и третья главы из I выпуска III тома фундаментального труда географа-путешественника Г.Е. Грумм-Гржимайло «Западная Монголия и Урянхайский край», который в полном виде составляет четырехтомник. Этот труд впервые был опубликован в 1926 г. Г.Е. Грумм-Гржимайло был разносторонним специалистом, разбирающемся в ботанике, зоологии, геологии, социологии, этнографии. Кроме того, он был почетным членом Государственного Русского и Королевского Нидерландского географических обществ. Так, в своем труде автор писал, что роды у сойоток чаще всего были трудными, где требовалось практическая помощь другой женщины (повитухи) или даже мужчины. Роженица находилась в вертикальном  положении, при этом ее держали под мышки. В случае патологических, т.е.  затянувшихся по времени родов, когда существовала реальная угроза здоровью и жизни матери и плода, и опытность профессиональных сойотских повитух оказывалось недостаточной, сойотам приходилось просить помощи у Неба, обращаясь к нему с молитвами через посредство лам или шаманов. Благополучное рождение ребенка – обязательный повод для созыва родственников и знакомых на «той» [дой] – празднество, в котором участвуют только женщины, из мужчин же – ближайшие родственники, и которое сводится главным образом к изобильной трапезе. Самый многолюдный «той», к которому молодая чета исподволь и долго готовилась, был в честь первенца, появление же на свет последующих детей праздновалось менее людно[8, с.597-599].

В то время существовавшая проблема бездетности часто решалась путем усыновления. Г.Е. Грумм-Гржимайло писал, что тувинцы прибегали к этому «… как к средству спасти подрастающее поколение от смерти, например, в том случае, если в какой-либо семье дети не выживали» [2, с.597-599].Бездетность воспринималась тувинцами как угроза продолжению рода. Чтобы избежать ее, прибегали к различным магическим обрядам. Об этом говорится в работе исследователя Центральной Азии и Сибири Г.Н. Потанина «Очерки Северо-Западной Монголии», которая также включена во второй том антологии. Он писал, «если в семье умирали дети или не рождались, то для такой семьи делали онгон Емегельджин или Емеген» [9, с.469]. Онгонами Г.Н. Потанин называл все семейные обереги. Он писал, «домашних фетишей, которые встречаются только на крайнем севере Монголии – у Алтайцев, Урянхайцев (Тува), Дархатов и Бурят, я называю в своей книге монгольским именем онгон, хотя ни Алтайцы, ни Урянхайцы этого имени не употребляют. Я потому прибег к помощи монгольского языка, что у Тюрских племен нет общего имени для фетишей, тогда как монголы называют всех урянхайских фетишей без различия имени онгон». [там же, с.467-468]. Далее автор упоминает тувинское название семейных оберегов «ерень [ээрен]»[там же, с.468].В книге представлено подробное описание емегельджина. Емегельджин состоял из четырехугольного лоскутка, на котором были пришиты куколки наподобие человечков, имеющие глазки и носик в виде трех бисерин. У них на голове имелись меховые шапочки. Сам же оберег, которого обязательно задабривали едой, подвешивался на видном месте к решетке юрты на женской стороне [там же, с.469-470].Это все делалось для того, чтобы ээрен помог бездетной семье обзавестись здоровым ребенком, который в дальнейшем и оберегался этим ээреном.

В четвертом томе «Урянхай. Тыва дептер» представлена знаменитая работа этнографа, публициста, революционера Ф.Я. Кона «Экспедиция в Сойотию». По его данным, как только ребенок рождался, пуповина перевязывалась жилами в двух местах: на расстоянии сустава пальца от животика ребенка и на длину пальца от места первой перевязки, и перерезалась ножницами или ножом. Употребляемые для этого ножницы и нож считались нечистыми до очищения, – а это происходило по истечении трех дней, – и не могли быть в употреблении. Это очищение происходило одновременно с «очищением» и роженицы, и ребенка. Новорожденного обмывали китайским чаем с растворенной в нем каменной солью. До отпадения пуповины ребенка пеленали и укладывали обязательно со скрюченными ножками [5, с.438-439].

В пятом томе «Урянхай. Тыва Дептер» имеются извлечения из основного труда члена Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества Е.К. Яковлева «Этнографический обзор инородческого населения Южного Енисея и объяснительный каталог этнографического отдела музея». Впервые данный труд был опубликован в 1900 г. в Минусинске. В монографии представлен системный обзор традиционной культуры тувинцев, где автор немного упоминает один из важнейших событий, происходящих в семейной жизни тувинцев.«Рождение ребенка – большой праздник; самый  последний бедняк гордится, если у него полна юрта ребят»[12,с. 237].Предшествующие роды у женщин чаще всего бывают затруднительными и затягивались до трех суток. При рождении мальчика пуповина обрезалась ножом, девочки – ножницами. Послед, в свою очередь, прятался в земле возле юрты. Новорожденного обмывали теплой водой с солью, после чего укладывали в люльку, положив ему в рот кусочек сала. Последнее действо было своего рода символом благосостояния и земного счастья, которое желалось ребенку. Обязательным семейным праздником считался дой, проводившийся в честь благополучного рождения ребенка, где основными участниками были женщины. Женщина кормила ребенка грудью, иногда до 5-ти летнего возраста. К детям родители относились с любовью, и даже баловали их. Несмотря на половое различие, трудовое воспитание у мальчиков и девочек начиналось в раннем возрасте одновременно. Вначале их учили пасти скот и выполнять несложные поручения взрослых по хозяйству. Далее, со взрослением детей, идет разделение в гендерном аспекте. Теперь, в обязанности девочки входило шить, кроить одежду и обувь, а также выделывать шкуры и готовить еду. Мальчик, начиная с 12-летнего возраста, становился помощником для мужчин [Там же].

Один из крупнейших ученых-статистов, доктор экономических наук П.П. Маслов в очерке «Конец Урянхая», изданном в 1933 г. отмечает, что «сразу после появления на свет, ребенок кладется в особую люльку-санки и плотно привязывается к ней ремнями. В таком положении … он остается без движения долгое время»[7, с. 666].Здесь надо учитывать образ жизни, который вели в то время тувинцы-номады, и которому соответствовали предметы быта, утварь. Ребенок, находящийся в колыбели, обязательно был привязан ремнями во избежание выпадения оттуда и получения травм. Под ребенка в люльку подкладывали слой овечьего помета с целью впитывания в него экскрементов ребенка. В юртах, куда заходил Павел Маслов, были маленькие дети. Он пишет: «Мы уезжаем к юрте Шокара… Он богач. У него большие табуны, всего до полутораста лошадей и столько же крупного рогатого скота. У Шокара тоже грудной ребенок. У него сейчас во рту соска – кусок сырой бараньей кожи, сшитой мешочком, в который и наливается козье молоко»[12, с. 653]. Кроме того, статист отмечал особенно нежное отношение родителей к детям. Очерк «Конец Урянхая» включен в пятый том антологии.

Таким образом, проведя культурологический обзор антологии «Урянхай. Тыва дептер» мы можем сделать следующий вывод: в работах ученых-путешественников упоминается самое первое и важное событие в жизни любой семьи – это родины, которые проходили, по их мнению, крайне затруднительно. К сожалению, авторы не дают разъяснений, а только описывают увиденное событие. Е.К. Яковлев пишет, «я затрудняюсь дать объяснение этому факту, замечу лишь, что у прочих известных мне азиатских народностей, будь то: оседлые или кочевые, живущие в условиях нисколько не лучших, чем сойоты, роды проходили намного легче» [12,с. 87].

Надо отметить, что роды и рождение ребенка занимают особое место в мировоззрении номадов. Во-первых, роды, как всякий переломный момент в жизни человека, ведут к перемене его статуса в традиционном обществе, неизбежно становятся предметом интенсивной рефлексии, как отдельного  человека, так и всего коллектива в целом. Во-вторых, процесс беременности и родов связан с особым пограничным состоянием, представление о котором в мифологической картине мира всегда подразумевает усиление опасности для человека и особенной его уязвимости в это время. Здесь особое значение играют семейные обереги. В упомянутых трудах отмечено, что по мере взросления у тувинских детей происходит гендерная социализация трудовой деятельности. Отметим, что начальный аспект инкультурации мира детства у тувинцев авторы связывали, прежде всего, с особенностями семейных нравов в традиционном обществе, которые для них оставались загадочным миром.

Ссылки на источники:

 

1.    Антолиновская В.М. Ступина Т.В. Культурологический обзор взаимодействия коренного населения и переселенцев в Сибири в XVIIIвеке (на материалах трудов П.С. Палласа) //В мире научный открытий. № 5.1. (53). Красноярск, 2014. С. 268-275.

2.    Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т.3.Выпуск I // Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т.2: Племена Саяно-Алтая. Урянхайцы (IV в. – начало ХХ в.). / Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 662 с.

3.    Каталог передвижной выставки «Национальные мотивы в искусстве Тувы и Хакасии» - Абакан, 2013. 90 с.

4.    Каталог выставки «Тува – в беге времени. – М., 2014. 96 с.

5.    Кон Ф.Я. Экспедиция в Сойотию. // Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т. 4: Урянхайский край: перекресток мнений (конец XIX – начало XX). /Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 736 с.

6.    Михалков Н. Слово к читателю. // Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т. I: Древние племена Тувы и сопредельных территорий Центральной Азии (II тысячелетие до н.э. – конец XIX в.). /Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 592 c.

7.    Маслов П.П. Конец Урянхая. // Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т. 5: Урянхайский край: от Урянхая к Танну-Туве /Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 736 с.

8.    Монгуш М.В. Тува века спустя после Каррутерса и Менхен-Хельфена. – Осака, 2010. 212 с.

9.    Потанин Г.Н. Очерки Северо-западной Монголии. Выпуск II // Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т.2: Племена Саяно-Алтая. Урянхайцы (IV в. – начало ХХ в.). / Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 662 с.

10. Традиционная культура тувинцев глазами иностранцев (конец XIX – начало ХХ века. /Сост. А.К. Кужугет. – Кызыл, 2002. 223 с.

11. Шойгу С.К. Предисловие. //Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т. I: Древние племена Тувы и сопредельных территорий Центральной Азии (II тысячелетие до н.э. – конец XIX в.). /Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 592 с.

12. Яковлев Е.К. Этнографический обзор инородческого населения долины Южного населения и объяснительный каталог этнографического отдела музея (извлечения). // Урянхай. Тыва дептер: антология  научной мысли о древней тувинской земле и ее насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах – тувинцах, о древностях Тувы: в 7 т. Т. 5: Урянхайский край: от Урянхая к Танну-Туве /Состав. С.К. Шойгу. – М., 2007. 736 с.  

Dyrtyk-ool Maya Oyunovna,
post graduate student of  philosophy department of  Tuvan State University, senior research scientist of  history department of the National Museum of Tuva Republic after Aldan-Maadyr, Kyzyl

email: dyrtyk-ool@yandex.ru

                                    World of childhood of the tuvans:
                          cultural review of the anthology "Uryanhai. Tyva depter"


Annotation: the article is devoted to the cultural understanding of the initial stage of inculturation of the world of childhood of the tuvans in the works of G. E. Grumm-Grzhimailo, J. F. Cohn, K. E. Yakovlev and P. P. Maslov, composed of the seven-volume anthology "Uryanhai. Tyva. depter" (Tuvan notebook).
Keywords: world of childhood, child, tuvans, the anthology "Uryanhai. Tyva.depter", Sergey Shoygu, russian and foreign scientists-travelers.

 



Пройти опрос о качестве работы учреждений культуры

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Анонсы событий НМРТ

Анонс


 01.01.2017 

. Январь-ноябрь. Конкурс на создание лучших произведений по ДПИ, живописи, графике, скульптуре в год 100-летия и 90-летия камнереза Х.К. Тойбухаа и живописца С.К. Ланзы.
. Апрель. Открытие выставки, посвященной 100-летию со дня рождения Тойбухаа Х.К., члена Союза художников, заслуженного художника РСФСР, народного художника Тувинской АССР.
. Апрель – Май. Цикл мероприятий ко Дню Победы «Салют Победы».
. Май. Акция «Ночь в музее».
. Июнь- июль. Открытие выставки «Великий шелковый путь» из Елабужского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Республики Татарстан.
. Июнь- август. Фотовыставка к 125-летию В.П. Ермолаева «Тува: черно-белое фото наследие».
. Сентябрь. Цикл мероприятий в честь Дня отправки тувинских добровольцев на фронт.
. Сентябрь. Международный этнокультурологический форум «Традиционное возделывание проса и его употребление: проблемы сохранения и особенности современной трансформации и адаптации».
. Сентябрь. Юбилейная выставка к 95-летию со дня основания Министерства финансов РТ.
. Октябрь-ноябрь. Открытие выставки, посвященной 90-летию со дня рождения Ланзы С.К., члена Союза художников России, народного художника Тувинской АССР.
. Ноябрь. Акция «Ночь искусств»


Все анонсы...