Воспитание в семье Рушевых 

Воспитание в семье Рушевых 

Тема воспитания детей во все времена актуальна и важна для общества. От чего же зависит уровень воспитанности и развитие способностей у ребенка? Большое ли влияние оказывает воздействие семьи в этом плане?

Есть отличный пример семьи Рушевых Николая и Натальи, двух талантливых людей — родителей такой же талантливой и уникальной девочки Нади. На их примере попытаемся дать ответы на перечисленные выше вопросы.

Николай Константинович Рушев, художник, знаток русской художественной культуры и архитектурных памятников, философ, талантливый педагог и просто прекрасный человек. Безгранично любил своих родных — жену Ажыкмаа Наталью Дойдаловну и дочь Надежду. Познакомился с будущей супругой в 1945 году в Туве, в областной национальный театр которого он был командирован из Москвы в качестве художника-постановщика. Свадьба у интернациональной пары состоялась в августе 1946 года. В 1952 году 31 января у пары рождается дочь. В это время молодые Рушевы работали в столице Монголии — Улан-Баторе. Радости и счастью молодых супругов не было границы. Николай Константинович скажет друзьям: «…малышка наша – это наша надежда». С этого времени главным смыслом жизни молодых родителей становится дочь Надя.

Осенью 1952 года семья Рушевых возвращается в Москву. Родители уделяют воспитанию дочери достаточно времени. Они часто посещают театры и художественные музеи. Дружная семья Рушевых жила скромно, но в то же время это была самодостаточная, крепкая семья, в ней всегда царила обстановка дружелюбия, взаимопонимания, уважения и любви друг к другу.

Любимым времяпровождением в семье Рушевых было чтение книг. Молодым родителям было интересно мнение маленькой дочери, ее отношение к героям сказок и детских литературных произведений. Маленькая Надя не совсем умела высказывать свое отношение к тому или иному герою, но ее интерес и задаваемые вопросы порой поражали взрослых.

Когда девочка чуть подросла, стала переводить образы литературных героев на бумагу. Первое время рисунки у маленькой Нади получались не совсем умелыми, но в них было то, на что можно было обратить внимание. Она очень любила, когда папа или мама читали вслух, а в это время дочь с удовольствием рисовала: рисовала о том, о чем ей читали или же рисовала по воображению. Рисование по воображению одна из особенностей таланта юной художницы, с натуры она почти не рисовала. Даже в период взросления Надя продолжала рисовать под сопровождение чтения отца, хотя и сама читала много, увлеченно и быстро. «Все ее рисунки – это ее графические мысли. Многие из них создавались на моих глазах», — вспоминал Николай Константинович. Книги в семье ценились особо: об искусстве, истории, русской и зарубежной классической литературы. Николай Константинович постоянно выписывал для дочери «Литературную газету», «Комсомольскую правду», журнал «Юность».

Николай Константинович Рушев уделял пристальное внимание способностям, увлечениям своей дочери, постоянно советовался со специалистами, художниками, вместе с дочерью брали у них консультации.
Родители девочки также часто общаются с деятелями культуры, учеными, писателями: известными художниками – А. Ватагиным, Д. Панфиловым, С. Корниловым, писателями Львом Кассилем, Борисом Полевым, Ираклием Андрониковым, также с деятелями из Тувы Николаем Кысыгбаем, Иваном Салчаком, Леонидом Чадамба и Степаном Сарыг-оолом.

Воспитателями и учителями Нади стали художник-анималист, академик В.А. Ватагин, педагог изостудии Дворца пионеров Л.А. Магницкая и сам Николай Рушев. Все они отличались чуткостью, тонким и внимательным отношением к ней, берегли ее время и силы, подсказывали важнейшие ориентиры в мире искусства и не требовали бесконечных штудий. Они смогли рассмотреть и оценить способности девочки, бережно поддержать этот чистый родник индивидуальности, творческой страсти. «Ее ничему учить не надо. Ее природного дара достаточно, а надо осторожно воспитывать. Берегите дар воображения», — советовал художник-анималист В.А. Ватагин.

Все советы, пожелания известных людей, признанных художников Николай Константинович записывал в дневнике, который вел. Таким образом все записи, отметки вошли в книгу его воспоминаний «Последний год Надежды» («Воспоминания о моей дочери»). Составитель сводного каталога всех рисунков Нади Рушевой Наталья Маслова пишет: «Я не могу привести аналога этому историческому источнику: сколько заботы, внимания вложили родители в свое дитя. Я не знаю другого отца, который бы день за днем записывал события семейной жизни, поездки, прочитанные книги, статьи, их обсуждения, просмотренные фильмы, спектакли, выставки, слова и рассуждения дочери. Он переворачивает давно устоявщееся преставление о месте роли отца в воспитании детей в семье и обществе. Да, Н. Рушев — выдающийся педагог и отец. Он показал своей жизнью ежечасное служение своему дитя, дружбу с ним, что в дегуманизирующем обществе означало спасение души ребенка, сохранение чистоты его идеалов и жизненных целей».

Николай Константинович, восторгаясь рисунками дочери, признавался: «Я просто не умею так рисовать!». Он был знатоком русского искусства и культуры, любил посещать вместе с семьей музеи, театры, исторические места Москвы, Ленинграда, Подмосковья. Останавливался и подолгу рассказывал о памятниках культуры, архитектуры. Знание Нади об искусстве, истории искусства не удивительно, потому что самым замечательным и знающим педагогом был для нее отец – Николай Константинович. Наряду с творческой работой в постановках на телевидении Николай Константинович много внимания уделял эстетическому и художественному воспитанию своей дочери. Учил понимать прекрасное в искусстве, поэзии, литературе. «Эрмитаж для меня – это ничем не соизмеримое высокое познание, место, где я получаю высшее наслаждение», — высказалась Надя после последнего посещения одного из самых лучших музеев мира.

Шойдук Л.Ш., отдел культуры и искусства