Уникальные археологические находки из выставки «Субедей-Маадыр. Великий урянхайский полководец».

Уникальные археологические находки из выставки «Субедей-Маадыр. Великий урянхайский полководец».

21 декабря 2018 года в зале временных выставок открылась экспозиция, где выставлена восковая фигура Субедей-Маадыра (1175 – 1248 гг.) – знаменитого военачальника великого хана Темуджина — Чингис-хана. В этой яркой и многогранной выставке представлены подлинные археологические артефакты монгольского периода Тувы, происходящие из случайных находок и погребальных комплексов. Всего выставлено 13 предметов. Наибольший интерес среди них представляют три предмета – два железных чечевицеобразных отвала от плуга (см. рис. 1-2) и каменная плита (рис. 3-5) с барельефным изображением конного всадника и гравированными китайскими иероглифами.

Два чечевицеобразных отвала от плуга были найдены в Тандинском кожууне Тувинской автономной области. Находки представляют собой часть клада земледельческих орудий. Вместе с двумя отвалами были обнаружены также бронзовый втульчатый сошник и верхняя крышка литейной формы. Предметы были обнаружены в 1947 году местным жителем И.Д. Назаровым при вскрытии небольшой земляной насыпи в приусадебном участке, в 1,5 км к юго-востоку от Бай-Хаакской (Сосновской) МТС. Были сданы в музей в 1948 году П.И. Смирновым. Уникальность отвалов клада состоит в том, что они имеют иероглифы на китайском. Обстоятельный анализ этих предметов можно найти в монографии известного археолога-востоковеда Леонида Романовича Кызласова «История Тувы в Средние века», а также в отдельной статье 2002 года.

По оценке Л.Р. Кызласова, находки были изготовлены на месте. И особо обращает внимание тот факт, что на артефактах нет следов использования. «Более того, – отмечал исследователь, – они сохранили заусенцы и приливы, которые обычно срубают для придания товарного вида готовым изделиям».

рис.1

Интересна первая находка отвала (рис. 1). На лицевой части предмета имеется гравированная надпись «Ци и». Перевод надписи был выполнен в 1957 году известным синологом Б.И. Панкратовым, который перевел ее так: «Напрягайте все усилия для обработки земли». Л.Р. Кызласов отмечает: «Эта уникальная надпись, вкупе с датой на этом отвале (из первого отвала — М.К.), позволяют осознать, что монгольская администрация при первом императоре династии Юань проводила особую политику в отношении местного, по большей части тюркоязычного населения бывшего Древнехакасского (Кыргызского) государства. Очевидно, что монгольская власть побуждала местных подвластных жителей (Тувы – М.К.) к интенсивному занятию земледелием. При этом она старалась снабдить их первоклассной земледельческой техникой того времени».

рис.2

Надпись на втором отвале (рис. 2) расположена вертикально, иероглифы рельефно выступают на поверхности отвала. Перевод: «Чжиюань, 23 год». Данная надпись означает 23 год правления династии Юань, т.е. 1286 г. Монгольское государство Юань, основной частью территории которого был Китай (1271 – 1368). Основано внуком Чингисхана, монгольским ханом Хубилаем (1215 – 1294 гг.), который завершил завоевание Китая в 1279 году. Официальная китайская история этой династии записана при последующей династии Мин и носит название «Юань ши». Таким образом, этот отвал устанавливает абсолютную дату всего клада: время правления первого императора Юань.

Абсолютно уникальна третья находка — каменная плита (рис. 3) с гравированными иероглифами. К сожалению, автору данных строк не удалось точно установить примерное место обнаружения предмета. Камень имеет сегментовидную форму, правая часть сильно повреждена. На лицевой части артефакта высечено барельефное изображение конного всадника, представленная en face. Лицо воина явно имеет монголоидные черты, на голове надет остроконечный шлем. Он одет в длинный плащ, на правой руке персонаж держит длинное копье, направленное вперед, левая – свободна, согнута на локте. Ниже подола плаща воина высечена обувь. Конь всадника представлена также как и изображение воина. У коня большая голова с ушами и дугообразной челкой, круглый глаз. От носа животного ниспадает ремень чумбура. Хвост змеевидно изогнут. Ноги боевого коня несколько согнуты на суставах.

Иероглифы на камне (рис. 4), предположительно, китайские, высечены в разных частях плиты. Они расположены вертикально. Но они являются не главными на камне, большой интерес представляют гравированные изображения неких растительных орнаментов над головой коня, также изображения фигуры персонажа буддийского пантеона, сидящего на лотосе (рис. 5), вероятно, образ бодхисатвы, расположенные на кромке плиты.

В целом, эта плита представляет большой исследовательский интерес. К сожалению, автору не удалось найти публикацию по этому предмету. Поэтому точная датировка и культурная принадлежность предмета остаются открытыми. Отнесение этой плиты к монгольскому периоду сделано предварительно. Следует провести большую аналитическую работу по дешифровке иероглифов.

Таким образом, на выставке представлены уникальные вещи, которые могут прояснить (в случае каменной плиты) многие вопросы жизни и общества позднего средневековья «страны голубых рек».

рис.5

Литература:

Кызласов Л. Р. История Тувы в Средние века – М.: Изд-во МГУ, 1969.

Кызласов Л. Р. Клад земледельческих орудий с надписями XIII в. на Верхнем Енисее // Древности Алтая – Горно-Алтайск, 2002. Вып. 8.

 Монгуш К.М. – с.н.с отдела археологии