Контакты

Контакты: 667000, Республика Тыва, г. Кызыл., ул. Титова 30. Тел 8 (39422) 2-28-04 , Факс: 8(39422) 2-37-86 Е-mail: tuva-museum@mail.ru

Музей работает ежедневно с 10.00-18.00 ч., кроме понедельника и вторника. Касса работает с 10.00-17.00 ч.

Тел. для справок: 3-43-28

Ссылки
Быстрый перевод
Картинки
1243395383_izobrazhenie-2221 1236194036_12-dvenadcatyjj-jubil.-vyp.-15-ja-godovshhina 1256704544_relikvija-dlja-sajjta 1242461638_chash-n.b 1240475733_ermolaev-bogatyrev-danzyn-ool 1238309259_malchik
Сеть

Монгуш Буян-Бадыргы – основатель тувинской государственности

 

 Буян-Бадыргы В последние годы к жизни и деятельности Монгуша Буян-Бадыргы, гун нойона Даа хошуна, одного из основателей и первых руководителей независимого государства тувинского народа – Тувинской Народной Республики, проявляется огромный интерес. Это вполне понятно, так как в истории Тувы советского периода его жизнь и политическая деятельность получили необъективную оценку и были преданы забвению.

Поэтому с целью правдивого и объективного освещения жизни и деятельности Буян-Бадыргы на основе вновь выявленных источников мне хотелось бы кратко остановиться на недостаточно изученных аспектах пройденного пути этой неординарной личности. Он по праву является неординарной личностью и занимает особое место в истории Тувы, с одной стороны, как один из крупных и дальновидных правителей дореволюционной Тувы, с другой, как один из создателей и первых руководителей суверенного государства тувинского народа – ТНР.

Буян-Бадыргы прожил недолгую, но очень яркую жизнь. Родился он в 1892 г. в местечке Аянгаты Барун-Хемчикского хошуна в семье арата Номчула. В младенческом возрасте он был усыновлен широко известным и авторитетным нойоном Даа хошуна Хайдыпом, в семье которого он воспитывался, как его наследник, и формировался, как личность.

В 1909 г. после смерти нойона Хайдыпа 17-летний Буян-Бадыргы, как его законный наследник, становится нойоном Даа хошуна.

По этому поводу посетивший Туву в 1906-1909 гг. русский исследователь Вс. Родевич писал: «На место умершего князя Хайдуба (Хайдыпа) Хемчикским князем был утвержден в Улясутае родственник его (т.е. приемный сын – М.М.), молодой, малообразованный сойот (тувинец). Политика его по отношению к русскимеще не выяснилась, своими же, Хемчикскими сойотами, он начал управлять круто… Новому князю вверен лишь Хемчикский хошун, а княжество Бейси (Бээзи – М.М.) ему не подчинено». Это далеко не полная, составленная по слухам характеристика, страдает рядом ошибок и неточностей. Названный им «малообразованный» Буян-Бадыргы, в действительности, был для своего времени высокообразованным человеком. Он с малых лет овладел монгольской и тибетской грамотой, благодаря своему наставнику приемному отцу – нойону Хайдыпу. Он также неплохо знал русский язык.

Если говорить о внешнем облике Буян-Бадыргы, то он был очень красивым и общительным человеком. Встречавшиеся с ним в конце 20-х годов В. Мачавариани и С. Третьяков писали о нем так: «Он знаменит в Туве своей образованностью, совершенно не тувинской чистоплотностью, национализмом, рьяной защитой интересов богачей и лам… Он низенький, с европейским лицом. Даже монгольских скул нет. Однако и по отцовской и по материнской линии – это чистокровный тувинец. Одет он был в прекрасную шубу-халат, крытую узорчатым китайским шелком, застегнутый на блестящие стальные пуговицы с изящной китайской резьбой. Хорошая соболья шапка опущена на уши… Руки абсолютно чистые с маленьким маникюром». Приведенные факты свидетельствуют не только об образованности, но и о высоком уровне культуры этого человека.

В результате национально-освободительного движения в 1911-1912 гг. тувинский народ освободился от полуторовекового владычества Цинской империи и перед ним встал вопрос о дальнейшей судьбе Тувы.

Некоторая часть тувинских нойонов и чиновников хотели присоединить Туву к Монголии. Остальные стали просить о принятии русского подданства. Шла борьба между ними за власть над Тувой. 15 февраля 1902 г. амбын нойон Комбу-Доржу подал на имя царя прошение о принятии Тувы под покровительство России. 13 июня нойон Даа хошуна Буян-Бадыргы, как и нойоны хошунов Тоджа и Салчак, обратился к Чжалханза кутукте (богдо-гегену) принять его хошун и жителей хошуна в качестве подданных Монголии.

Однако, Буян-Бадыргы, пересмотрев свою позицию, 26 октября 1913 г. подал прощение на имя российского царя о принятии Тувы под его покровительство.

В нем, в частности, говорилось: «Ныне с упразднением в Китае маньчжурской династии и с провозглашением Монголией своей независимости я и мой хошун остались без покровительства, а существовать самостоятельно мы, урянхи, по-прежнему, не можем, а потому Я и мои духовные и светские феодалы, чиновники и весь народ после тщательного продолжительного обдумывания создавшегося положения единодушно решили просить великого цаган-хана принять весь хошун под свою державную руку и покровительство, оставив нам, если это будет признано возможным, т. е. немногие особенности нашего быта, которые изложены в отдельном списке».

Эти официальные прошения тувинских чиновников, в том числе нойона Буян-Бадыргы, послужили формальной международной правовой основой для объявления протектората над Тувой. 29 марта 1914 г. в связи с этими прошениями министр иностранных дел С. Д. Сазонов обратился к царю Николаю II с докладной запиской о возможности удовлетворить эти прошения принятиям населения Урянхайского края под русское покровительство. Николай II собственноручно начертал на этой докладной записке: «Согласен. Ливадия, 4 апреля 1914 г.».

После установления протектората России над Тувой амбын нойон Комбу-Доржу и другие правители хошунов написали ручательства царю. 17 июля 1914 года Тушээ гун нойон Буян-Бадыргы написал следующее ручательство: «С объявлением через заведующего пограничными делами Усинского округа и воспоследовавшем Всемилейшем соизволении его императорского Величества Государя императора, самодержца Всероссийского, о принятии моих десяти сумонов под покровительство Государя Императора, я, гун Буян-Бадыргы, с чувством радости и благоговения, сейчас же совершил молебствие в 9 монастырях, вознеся божеству Цаган-Дара молитвы, прочитанные 10 тысяч раз о здравии и благоденствии Его Императорского Величества, и, преклонившись по направлению трона, дал уверение в том, что отныне не буду иметь никаких самостоятельных, непосредственных отношений с Монголией и прочими иностранными государствами…».

Сложная обстановка в Туве образовалась в первые годы советской власти и в годы гражданской войны. 18 июля 1918 г. на совместном заседании представителей русского и тувинского населения было принято решение о предоставлении тувинцам права на самоопределение. Однако, тот вопрос не получил решения, так как здесь бесчинствовали белогвардейские отряды, оккупационные отряды китайских милитаристов и монгольских феодалов, активизирующие свои притязания на Туву.

Такая обстановка приводила в растерянность нойонов и чиновников, искавших защиту как со стороны Китая и Монголии, так и России. Нойон Даа хошуна Буян-Бадыргы высказал следующие свои соображения: тувинцы бессильны противостоять вмешательству монголов и китайцев, так как российское правительство до сих пор не могло ничего сделать, чтобы они вмешивались. Тувинцы перешли под покровительство России, но теперь царя не стало и они считают себя свободными. При этом он ссылался на 11 статью Кяхтинского соглашения, по которой Урянхайский край, якобы, должен войти в состав Монголии.

После установления колчаковского режима в Туве в июле 1918 г. он (режим) стал проводить политику царского правительства восстановления в ней протектората России. В этих сложных условиях часть нойонов и высших лам снова стали выражать свое желание не порывать связи с Россией, оставаться под ее властью, не говоря об аратских массах.

В частности, Буян-Бадыргы писал комиссару Урянхайского края Турчанинову. Он и другие чиновники и ламы были, мол, введены в заблуждение и теперь раскаиваются, и просят российского комиссара «облегчить их вину» и принять под покровительство России, и обязуются все сношения с Китаем и Монголией «навсегда прекратить». Как показала дальнейшая его жизнь и деятельность, он был верен своему слову.

Говоря о деятельности Буян-Бадыргы, нельзя, не сказать о его большой роли в создании и становлении первого суверенного государства тувинского народа – Тувинской Народной Республики (ТНР). На совещании представителей двух Хемчикских хошунов Тувы и русской делегации во главе с представителем Сибревкома И.Г. Сафьяновым 25-26 июня 1921 г. Буян-Бадыргы от имени представителей двух Хемчикских хошунов заявил: «Вопрос о самостоятельности края (т.е. Тувы) для них старый, давно наболевший вопрос. Урянхайский народ уже не первый год ведет борьбу за свое освобождение, но благодаря своей слабости неможет добиться полного раскрепощения и в результате тяжелой борьбы, сбросив одних, получает еще более сильных насильников, более ненавистных. В настоящий момент, когда урянхайский народ чувствует за собой крепкую защиту в лице Советского правительства России, условия для самоопределения народа наиболее благоприятные, чем когда-либо».

По данному вопросу принимается следующая резолюция: «Мы представители двух хемчикских хошунов, обсудив заявление русской делегации об отношении к нам Советского правительства России, находим, что единственным самым верным и лучшим путем дальнейшей жизни нашего народа будет именно путь достижения самостоятельности нашей страны. Решение вопроса о самостоятельности Урянхая в окончательной форме мы переносим на будущий общий урянхайский съезд, где будем настаивать на нашем теперешнем постановлении. Представителями Советской России просим поддерживать нас на этом съезде в нашем желании о самоопределении».

В соответствии с данной резолюцией 13-15 августа 1921 г. в местечке Суг-Бажы состоялся Всетувинский учредительный хурал (съезд). Председателем этого судьбоносного для тувинского народа съезда избирается один из наиболее талантливых и дальновидных деятелей того времени гун-нойон Монгуш Буян-Бадыргы.

Избрание Буян-Бадыргы Председателем такого судьбоносного для тувинского народа собрания представителями всех 8 хошунов Тувы говорит о многом. Он был наиболее авторитетным и грамотным среди тувинских правителей того времени. Поэтому велика роль Буян-Бадыргы в подготовке и проведении столь представительного собрания. Он хорошо сознавал ответственность, возложенную на него по проведению данного Хурала. Он говорил, что «права каждого гражданина (т.е. участника данного собрания) определяются его деятельностью и тем положением, на которое его выдвинула жизнь, весь народ». Буян-Бадыргы принимал активное участие в создании проекта Конституции, выработанного представителями Хемчикских хошунов. Этот проект лег в основу первой конституции ТНР, принятой на Всетувинском Учредительном Хурале в 1921 г. По этому поводу он говорил: «Мы хемчикские хошуны, еще дома выработали все параграфы предложенного на съезде проекта, кроме пяти».

Съезд открыл с приветственным словом, представитель Сибревкома И.Г. Сафьянов. Он говорил: «Данный съезд Танну-Тува улус (народа Урянхая) имеет для страны величайшее историческое значение. Съезду, которого мы так долго ждали и на пути, к которому было так много препятствий, предстоит серьезная работа. Он (съезд) должен установить новый порядок жизни, в котором не для кого не было бы несправедливости. Должно найти в себе силы, чтобы повести народ к свободе».

Всетувинский хурал провозгласил образование первого в истории тувинского народа самостоятельного, независимого государства – Тувинской Народной Республики (ТНР). «Народная Республика Танну-Тува – говорилось в резолюции Хурала – является свободным, ни от кого не зависящим в своих внутренних делах, государством свободного народа. В международных же сношениях Республика Танну-Тува действует под покровительством Российской Социалистической Федеративной Советской республики».

Всетувинский Хурал утвердил первую конституцию ТНР. Созданы органы народной власти в Центре и на местах: Великий Хурал (верховная власть), Центральный Совет (правительство). Были созданы четыре министерства иностранных дел, внутренних дел, юстиции, военных дел, а в конце 1922 г. и пятое – Министерство финансов и др.

Так, тувинский народ в своей многовековой истории создал свое независимое государство, которое соответствовало вековым чаяниям народа и открыло широчайшую возможность самостоятельного национального развития.

Советское правительство приветствовало образование нового государства и 14 сентября 1921 г. направило обращение через народного комиссара по иностранным делам РСФСР Г.В. Чичерина тувинскому народу. В нем говорилось «…рабоче-крестьянское правительство России, выражающее волю трудящихся масс, торжественно объявляет, что отнюдь не рассматривает Урянхайский край как свою территорию и никаких видов на него не имеет».

Первые годы после образования ТНР Буян-Бадыргы занимал руководящие посты в правительстве и ЦК ТНРП. Первые же дни образования ТНР он был членом Центрального совета (Правительства) Танну-Тувинского народно-революционного правительства. С 1922 по 1924 гг. был заместителем председателя Совета Министров ТНР, с 1924 по 1925 гг. – председателем Совета Министров ТНР.

Будучи главой правительства и министром иностранных дел ТНР, Буян-Бадыргы возглавлял правительственную делегацию на тройственной конференции представителей СССР, ТНР и МНР (26 июля 1924 г.), которая рассмотрела вопрос, выдвинутый группой тувинских и монгольских феодалов о ликвидации самостоятельности ТНР и присоединении ее к Монголии. Буян-Бадыргы, как руководитель делегации, твердо проводил линию Правительства о независимости ТНР. Как известно, результатом Тройственной конференции было признание Тувинской Народной Республики как независимого суверенного государства. В ноябре 1925 г. II Великий Хурал МНР решил признать между МНР и ТНР о взаимном признании независимости друг друга и об обмене дипломатическими представительствами.

В октябре 1925 г. ЦК ТНРП ввел пост Генерального секретаря и создал Политбюро. В том же году Буян-Бадыргы избирается первым Генеральным секретарем ЦК ТНРП. После избирания он поддержал решение II съезда партии в 1923 г. о создании молодежной организации. Он, как почетный председатель, успешно провел I съезд Тувинского Революционного Союза Молодежи, состоявшийся 20 декабря 1925 г. Съезд принял программу, утвердил устав и избрал ЦК ТРСМ во главе с Иргитом Шагдыржапом. В 1926 г. Буян-Бадыргы, по его личной просьбе, был освобожден от должности Генерального секретаря. Несмотря на предложение представителя Коминтерна С.А. Нацова (Шойжелова) вновь избрать его Генеральным секретарем. V съезд ТНРП, состоявшийся 8-13 октября 1926 г., Генеральным секретарем избрал М. Соднама. В своем выступлении С.А. Нацов говорил: «Товарищ Буян-Бадыргы, работая в руководстве аратской партии, сделал и делает много для дальнейшего развития партии. Особенно нужно отметить, что создана связь с Коммунистическим Интернационалом, партия стала членом крестьянского интернационала. Все это чья же заслуга? Все это является заслугой только тов. Буян-Бадыргы. От имени III Коммунистического Интернационала предлагаю избрать Генеральным Секретарем ЦК партии нового состава тов. Буян-Бадыргы».

В 1926 г. Буян-Бадыргы был министром ТНР, а в 1928-1929 гг. работал секретарем Малого Хурала и одновременно являлся заведующим следственным отделом внутренней охраны страны.

Так, Буян-Бадыргы, занимавший на протяжении ряда лет ключевые посты в Правительстве и ЦК ТНРП сделал много по укреплению независимости ТНР и ее становлению как суверенного государства. Со времени образования ТНР, в котором он принимал самое активное и непосредственное участие, пересмотрел свою прежнюю позицию, считаясь со свершившимся фактом – с созданием государства трудящихся аратов. Этому, безусловно, способствовали его природный ум и образованность. Глубоко сознавая значимость этого события в будущем своей страны и народа, он говорил: «Настало время аратов, они правят страной и нам нужно уходить. Я буду рад, если мне разрешат и далее писать законы республики». Он говорил о необходимости создания национальной письменности, о равноправном положении женщин и мужчин.

Во время встречи с В. Мачавариани и С. Третьяковым Буян-Бадыргы говорил: «Мы народ неграмотный. Нет даже своей письменности. А как без этого выходить на международную арену…», «народ мы маленький, нам нужно расти. Чтоб существовать, мы должны питать достаточное уважение к женщине». Судя по этим высказываниям, видно, что Буян-Бадыргы хорошо понимал приоритетные вопросы дальнейшего развития ТНР как независимого государства.

О Буян-Бадыргы, сыгравшем большую роль в создании и становлении ТНР, советник Тувинского правительства П. Медведев, хорошо знавший его со времени работы Всетувинского Учредительного Хурала 1921 г., писал как о человеке с твердым характером, инициативном, отличающимся большой справедливостью и гуманностью и оказавшем большую услугу народной революции.

Весной 1930 г. Буян-Бадыргы, в числе других, без предварительного следствия, был арестован по обвинению в поддержке левоуклонистской группы, якобы, проводившей политику, несоответствующую принципам аратской идеологии, исключен из ТНРП и снят с занимаемой должности.

Ему предъявили обвинение, что, будучи на руководящих должностях партии и правительства ТНР, он осуществлял левоуклонистскую политику, ориентировал экономику Тувы на частную собственность. Его также необоснованно обвинили в организации мятежей 1924 и 1930 годов.

22 марта 1932 г. на заседании Верховного Совета (Политбюро) партии было утверждено постановление коллегии внутренних дел ТНР о расстреле Буян-Бадыргы, приговоренного к смертной казни согласно статье 41 Уголовного кодекса ТНР.

Постановлением Республиканской комиссии по реабилитации жертв политических репрессий от 4 января 1994 г. Буян-Бадыргы за отсутствием состава преступления был реабилитирован, однако, юридически этот факт не был закреплен. Только 27 июля 2007 г. Председатель Правительства РТ Ш.В. Кара-оол подписал Указ «О политической реабилитации государственных деятелей Тувинской Народной Республики и граждан, подвергнутых политическим репрессиям на территории ТНР в 1920-1930 гг.», в котором доброе имя основателя Тувинской государственности Монгуша Буян-Бадыргы было окончательно восстановлено.

М.Х. Маннай-оол,

зав. сектором археологии и этнографии ТИГИ, к.и.н.,

заслуженный деятель науки Республики Тыва.